int(0)

Фотолента поста - Как я ходил на рейды проекта СтопХам

Автор: Активатор, 23.12.2017 - 12:56

Идея поучаствовать в рейде СтопХама родилась не на пустом месте. Я уже лет пять смотрю их ролики. В какой-то момент я решил, что больше не хочу просто смотреть. Я тоже хочу принять участие в борьбе за порядок на дорогах.
Собственно говоря, бороться я начал давно. Я регулярно пишу письма в органы власти о ямах на дорогах, о неправильно установленных или отсутствующих дорожных знаках. Однако борьбой на месте с нарушителями заниматься раньше не доводилось. Хотя бывало, говорил некоторым водителям, которые стояли на пешеходном переходе о том, что они нарушают. Большинство из них отвечали: «Я знаю!». Это, кстати интересно. Очень многие люди всерьез считают, что осознанность нарушения уменьшает их вину. Типа того, что нарушать и не знать об этом – плохо, а нарушать и понимать, что нарушаешь – вполне приемлемо.

Я сам водитель с многолетним стажем. Причем, я не просто вожу машину. Я почти каждый день бываю по делам в центре огромного города, где «встать негде». На самом-то деле не бывает такого, что встать негде. Лично я убежден, что чаще встречается другая ситуация. Бывает, что лень идти от того места, где можно поставить машину по правилам. Или жаба душит платить за парковку.
Была еще одна причина сходить на рейд. Я очень сильно хотел узнать, чем отличается реальный рейд СтопХама от того, что показывают в роликах. В комментариях к видео очень многие люди пишут, что настоящая подноготная рейдов совсем другая. Так это или нет, я тоже хотел выяснить.

35 фото



Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(1)
Команд СтопХама в России действует несколько. Встал вопрос, к какой из них присоединиться? Мой выбор остановился на двух: СтопХам Крым и СтопХам СПб. И там и там меня привлекло то, что во главе движения на местах стоят взрослые люди, увлеченные самой идеей. Они сумели собрать вокруг себя костяк таких же взрослых и идейных. Во всяком случае, на видео в интернете все выглядело именно так.
Я нашел номера телефонов руководителей и позвонил. Сначала в Крым.
- Здравствуйте. Это Николай. Я хочу прийти на рейд СтопХама.
Я не помню точно, что мне ответили, но смысл был в том, что прийти можно.
- Вы проводите рейды на выходных? Мне было бы удобнее прийти в выходной день.
- Вы сейчас отдыхаете в Крыму?
- Нет. Я хотел бы специально прилететь на рейд. Когда он будет?
- Вы знаете, а я специально для вас его проведу. Скажите, когда я вы прилетите, и я сделаю рейд.
В Санкт-Петербурге тоже были рады принять меня в свои ряды.
- У нас главное условие – это возраст 18 плюс, – сказал по телефону руководитель движения в Питере.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(2)
Специально проводить рейд для меня в Крыму не пришлось. Я решил прилететь в тот день, когда команда местного СтопХама и так собралась выдвинуться в Алушту для борьбы с тамошними автохамами. Прилететь в Симферополь было не проблемой. Проблемой было купить билеты в сезон. У Аэрофлота мест в эконом-классе на нужную дату не было вообще. Бизнес стоил под пятьдесят тысяч только в один конец. Я взял билет за 15000 тысяч и посчитал это большой удачей. Хотя обратный билет стоил почему-то в три раза дешевле. Всего пять. В итоге участие в двух рейдах обошлось мне примерно в тридцать пять тысяч рублей или в шестьсот долларов, если считать в баксах. Большую часть этой суммы я потратил на авиабилеты.

Прошло уже более двух часов полета. Я смотрел в окно на огни ночного Крыма и думал: «А что, если сейчас какой-нибудь крымский водитель смотрит вверх и видит самолет? Вот глядит он на светящуюся точку в небе и даже не догадывается, что завтра он бросит свое ведро во втором ряду или заедет на тротуар. И за это получит наклейку на лобовое от человека, который специально для этого летит в Крым в этом самом самолете!».
От такой мысли даже дух захватило! Я вытянулся в кресле и осмотрел салон самолета. Сколько тут? Человек двести? Зачем они летят в Крым? Большая часть – отдыхать, кто-то к родственниками или по работе. Кто-то летит на неделю, кто-то на месяц. И только один – летит наводить порядок на дорогах Алушты. На один день. Потом в Питер.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(3)
Сбор активистов был объявлен в девять утра на ЖД вокзале. Вышел я утром из отеля, иду по улице и думаю: «За билеты заплатил, за такси заплатил, за отель заплатил. А еще говорят, что активистам СтопХама платят. Пока почему-то за все плачу я, а не мне».

Собралось пять человек. Я, руководитель проекта в Южном федеральном округе – Костя, еще двое мужчин и девушка. Всего шестеро. Еще один человек присоединился к нам в Алуште. Он был местным – организатор СтопХама в этом приморском городе.
В интернете многие пишут, что активисты СтопХама – одни малолетки да школьники. У нас из шести человек четверым было тридцать лет и больше. Еще двоим на вид не меньше двадцати пяти.
В общем, встретились мы на вокзале и поехали на южный берег Крыма на троллейбусе. Почему на троллейбусе? Видимо, если СтопХаму и платят, то так мало, что хватает только на троллейбус.
В дороге я сидел рядом с руководителем, и поэтому у меня была возможность поговорить и с ним и задать вопросы, которые меня интересовали. Но об этом позже.

Приехали в Алушту. Пообедали в кафе. В общем-то, можно было уже начинать рейд, но не подошел еще один человек. Тот самый, местный. Костя сказал, что без него нельзя. Он хорошо знает город и покажет нам самые проблемные места. Поэтому пока мы пошли на пляж.
В тот день стояла жара градусов тридцать пять. Пляж был битком забит людьми. Мы заплатили за шезлонги, разделись и стали купаться. Я переживал за оставленные на берегу без присмотра вещи. Мне все казалось, что какой-нибудь автохам прознает по наш приезд и украдет одежду, чтобы мы убрались восвояси или выходили на рейд в трусах. Однако остальных этот вопрос не беспокоил. Поэтому я тоже перестал трястись за оставленные на берегу штаны и принялся наслаждаться Черным морем. А наслаждаться было чем. Море было чистым и прозрачным: без медуз, тины и мусора. Мы покупались и пошли загорать. Потом опять пошли купаться. Потом опять загорать. Вокруг играла музыка, ходили загорелые девушки в купальниках, кто-то катался на банане. Веселый аниматор зазывал народ на разные развлечения вроде катамаранов и водных мотоциклов.

Тем временем мы опять полезли в воду. Я посмотрел на часы. Было уже два часа. Я спросил Костю, когда же начнется рейд против автохамов? На что тот ответил, чтобы я наслаждался Крымом и столкнул меня в воду. Я плюхнулся, подняв кучу брызг. А руководитель нырнул и скрылся под водой с пузырями. СтопХам Крым он такой!
А если серьезно, то мы ждали местного организатора, который задерживался на работе.

Он пришел часа в три, и мы направились в центр. Местом рейда была выбрана главная площадь Алушты возле администрации города, где на перекрестке с круговым движением пересекались сразу три улицы.
Местный организатор сказал, что он дал информацию о рейде ВКонтакте и некоторые жители Алушты отреагировали комментариями в духе: «Кто-то отхватывать будет!» с явным намеком на то, что нашу команду побьют.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(4)
Для начала мы обошли всю площадь по кругу и оценили обстановку. Ситуация сложилась следующая. Возле дома номер 29 по улице Владимира Хромых со стороны круга был установлен знак 3.27 «Остановка запрещена» с табличкой 8.24 «Работает эвакуатор». Несмотря на знак, возле 29-го дома стояло около десятка автомобилей да еще «елочкой». Одним словом, двойное нарушение. Из-за них на круге вместо двух полос для движения оставалась одна, что, конечно же, сильно замедляло проезд машин через перекрёсток.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(5)
От дома номер 29 мы пошли по часовой стрелке дальше и сразу же увидели следующее нарушение. Около дома с адресом Советская площадь, 2 стаяла пара автомобилей рядом со знаком 5.16 «Место остановки автобуса». Из-за них автобусы не могли нормально подъехать к остановке и были вынуждены подъезжать под углом, занимая сразу две полосы.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(6)
Напротив здания городской администрации на проезжей части были нанесены линии разметки, которые разрешали там ставить машины перпендикулярно. Несколько парковочных мест были заняты машинами такси. На остальных стояли пластиковые конуса. То есть машин там не было, но встать туда было нельзя. Потому что там стояли конуса.
На автобусной остановке возле 24-го дома по улице Владимира Хромых несколько водителей также проигнорировали «остановочный» знак 5.16. Автобус кое-как втискивался в свободное пространство, и выезжать обратно ему было очень неудобно.
Вдоль оставшейся части круга около домов с номерами 22 и 20А была организована платная парковка с соответствующими знаками и разметкой. Свободные места там были. То есть, встать водителям было куда.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(7)
Когда обстановка на Советской площади стала нам ясна мы принялись готовиться к рейду. Парни расчехляли камеры. Их было аж три штуки. Две основных: большая и маленькая. Третья запасная – совсем миниатюрная. Что-то вроде GoPro. Плюс я тоже собирался снимать. Так что в итоге получалось четыре камеры на шесть человек. Хотя «штатным» оператором был назначен только один из нас.
Один человек достал наклейки и раздал всем по несколько штук. «Наклейки бывают двух типов, – объяснил мне опытный активист. Одни легко отдираются. Их мы обычно клеим на машины, если водителя нет. Другие отдираются очень плохо. Их мы клеим самым упоротым хамам. То есть в ситуациях, когда водила начинает хамить, оскорблять, лезть в драку, когда он тянет свои ручонки к нашей камере. Тогда он получает хардкорную наклейку на лобовое, которую он потом замучается отдирать».
Я подумал, что это справедливо. Потому что, когда водителя в машине нет – неизвестно почему он ее так поставил. Мало ли что у него случилось? Поэтому он получает наклейку, которую он потом сможет снять легким движением руки. Когда же водитель в машине и начинает бычить – то он сразу показывает кто он такой. В этом случае хам заслуженно получает «тяжелый» вариант стикера.


Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(8)
Еще когда мы только приехали в Алушту и рассуждали о том, где лучше провести рейд, главный сказал: «Если пойдем в центр – я думаю, мы там точно с кем-нибудь закусимся». Сейчас мы находились как раз в самом центре, и уже пахло жаренным. Потому что нарушителей собралось слишком много. Поэтому было принято решение вызывать полицию сразу, не дожидаясь конфликтов.
Местный активист набрал номер полиции и стал рассказывать им о том, что происходит вокруг. Судя по тому, как он об этом говорил, вызывал ГАИ он не очень часто. У меня же был более богатый опыт звонков дорожным инспекторам. Я знал, что нужно говорить, чтобы они приехали. Единственное, что меня остановило от того, чтобы взять у него телефон и поговорить самому – это то, что я тогда плохо знал город.
Мы начали с автобусной остановки рядом с домом №2 по Советской площади. Первый водитель, к которому подошел активист, согласился с нашими доводами и сразу уехал. Однако, вскоре после него приехал второй. Причем он очень быстро остановился, вышел из машины и пошел в сторону. Окликнули мы его уже на тротуаре.
- Да я только на пару минут!
- Вон же парковка есть, – Костя показал ему на место через дорогу возле администрации.
- Там же конуса стоят, – возразил водитель.
- Они незаконно стоят. Можете их убрать и поставить туда машину.
- Как убрать?
- Очень просто. Взять и убрать. Идемте вместе их уберем
Мы всей команды пошли через дорогу к тому месту, где стояли машины такси, а на свободных местах были установлены конуса. Водитель пошел с нами:
- Мужики, а даже и знал, что конуса можно убирать, – по нему было видно, что ему стало интересно.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(9)
Костя и тот водитель принялись лихо собирать конуса с асфальта и вставлять их друг в друга, как матрешки. Таксисты были, мягко говоря, сильно удивлены их решительностью. Интересно, что они скажут? Один таксист тихо промолвил:
- Вы их, что ли ставили?
- Это самозахват земли! – ответил ему Костя. Машинам встать некуда, а у вас тут конуса.
- Да что же это такое-то! – возмутился другой таксист. Мы же получали разрешения на эти места. Потом он полез в багажник и достал оттуда… Нет, не бейсбольную биту, а файл с документами.
Но мы-то знали, что чтобы у него там не было в документах – никаких конусов в ПДД нет. Следовательно, ставить их нельзя. Дискуссия с таксистами затянулась минут на десять. Потом нам надоело с ними спорить, и мы пошли дальше.


Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(10)
Следующей точкой была автобусная остановка на той же площади возле дома №24 по улице Владимира Хромых. Машины там стояли аккуратно в один ряд параллельно краю проезжей части. Правда, расстояние до знака остановки от крайних машин там было явно меньше 15 метров с обеих сторон. Общественному транспорту оставалось очень маленькое пространство для маневра. На наших глазах автобус долго не мог вырулить с остановки, чтобы не задеть авто нарушителя. Водителей в машинах не было, поэтому мы сразу же стали клеить наклейки.
- Вы что же это делаете, окаянные? – закричала нам торговка ягодами, которая сидела здесь же на остановке.
- Машины припаркованы с нарушением правил и мешают автобусам, – ответили ей.
- И что? А вы кто такие? Какие у вас полномочия? – вмешалась какая-та женщина.
- Мы из федерального проекта СтопХам, – сказал ей кто-то.
- Покажите ваши документы!
- Наши документы мы хамам прямо на лобовые стекла клеим. Смотрите, пожалуйста.
В этот момент активист как раз стал клеить стикер на красный автомобиль гольф-класса.
- Это автомобиль хозяйки вот этого магазина! – закричала еще одна женщина таким тоном, словно магазин в собственности давал право водителю стоять на остановке.
- Да какая разница, чей он?
- А вы кто такие? Откуда приехали?
- Мы из России, – ответил ей Костя. – Этого достаточно.
- Да! Откуда вы? – второй женщине тоже было интересно.
- Ты не видишь что ли? Это же донецкие! – крикнула им обеим торговка фруктами. Вот ты езжай, откуда приехал, – это она сказала уже Косте.
Началась перепалка. Вернее, как началась? Тетки верещали. Мы отвечали им вежливо.
- Убирайся в свой Донецк! – мне послышалось или она на самом деле так сказала Косте?!
- Что?! Что ты сказала? – сурово спросил ее Костя.
- Женщина что-то проворчала себе под нос и скрылась за деревьями.
- Довели Крым…, - забухтела уже другая женщина. Та, которая осталась. Она потом достала телефон и стала зачем-то снимать машины с наклейками.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(11)
Обстановка накалялась, а полиции все не было. «И не будет, – подумал я. Если ее так криво вызвали». Дело в том, что человек, который вызывал полицию, очень размыто описал нарушения. Кто-то из активистов даже предположил, что полицейские приехали, проехали по кругу, ничего не увидели и уехали. Я мог бы описать нарушения точнее, но я не знал адреса, где мы находимся.
- Какой тут адрес? – спросил я у местного.
- Хромых, 29, – к этому времени мы уже переместились туда.
Я, по привычке, набрал 112, но там никто не ответил. Даже гудков не было.
- Ты по какому номеру звонил?
- 020.
Я набрал 020. На этот раз трубку взяли.
- Здравствуйте. Я нахожусь в городе Алушта рядом с домом №29 по улице Владимира Хромых. На перекрестке с круговым движением в зоне действия знака «Остановка запрещена» и таблички «Работает эвакуатор» стоит около десяти автомобилей. Они мешают движению через перекресток. Также на остановках маршрутных транспортных средств, которые обозначены соответствующими дорожными знаками, стоят машины и мешают проезду общественного транспорта.
- Вы что хотите? Эвакуаторы в Алуште пока не работают. Нет штрафстоянки.
- Многие машины стоят с водителями. Я хочу, чтобы вы привлекли их к административной ответственности.
- По этому адресу недавно уже был вызов. Экипаж проехал. Говорят, там все чисто.
- Я нахожусь здесь прямо сейчас и здесь десятки, вот буквально десятки машин стоят с нарушениями, хотя рядом парковка. Вы можете приехать и привлечь водителей к административной ответственности?
- Хорошо, мы передадим в ГАИ. Они проедут.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(12)
Мы переместились к 29-му дому по улице Владимира Хромых и все оставшееся время рейда, часа три, провели там. Кто-то из нас работал со стороны круга, другие со стороны Хромых. Как я уже писал, там были установлены знаки «Остановка запрещена», но водители все равно упорно ставили там свои машины. Причем, со стороны круга, ставили елочкой.
- Полиция может опять приехать, проехать по кругу и уехать, – сказал Костя. – Когда увидим их машину, надо начать махать наклейками, чтобы они нас заметили.
После второго, моего, звонка полиция приехала быстро, минут за пять. Мы принялись махать наклейками и они подъехали прямо к нам. Мы подошли к полицейской машине и стали рассказывать полицейским, что тут происходит.
- Вот нарушают и вот! И вон там за углом и на остановке! – мы наперебой показывали полицейским на нарушителей. Вон там, там и там сидят водители! Их можно привлекать прямо сейчас!
- Мы им говорим, что они нарушают, а они никак не реагируют! – сказал один активист полицейскому.
- Правильно. Как им на вас реагировать? – ответил человек в пагонах. Вы же обычные люди.
- Они могли бы отреагировать следующим образом, – заметил на это я. Они могли бы вспомнить, что существуют правила дорожного движения, которые они обязаны соблюдать. Так они бы могли отреагировать. Вот это бы было правильным!
- Вы позвонили в полицию, – продолжил полицейский. Вы сделали свое дело. Больше ничего делать не надо. Дальше мы разберемся.
В этот момент на наших глазах и на глазах полицейских подъехала машина. Не обращая внимания ни на знак, ни на полицейских водитель встал елочкой.
- Посмотрите, что твориться, – сказал я полицейскому. Он же даже на вас внимания не обращает.
Полицейский не торопясь подошел в машине и стал что-то говорить водителю, показал на знак. Через минуту водитель уже сидел в полицейской машине с недовольным видом, а второй сотрудник полиции выписывал ему протокол. Штраф.
Я ухмыльнулся глядя на это. Потому что очень часто в комментариях к роликам СтопХама люди пишут что-то вроде: «У активистов СтопХама нет полномочий! Они не имеют право клеить наклейки! Максимум, что они могут сделать – это вызвать полицию». Сейчас все произошло ровно так, как хотят недовольные комментаторы. Человек нарушил? Нарушил. СтопХам вызвал полицию? Вызвал. Наклейку ему наклеили? Нет. Вообще, даже не подходили. Вопрос – почему водитель не счастлив? Почему он сидит с таким недовольным лицом? Ведь все же случилось ровно так, как он хочет. Или мы не угадали его желание, вызвав полицию? Надо было все-таки наклейку на лобовое? Тогда бы он засиял!

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(13)
Оставшиеся почти три часа рейда прошли примерно следующим образом. Мы подходили к вновь подъезжающим под знак водителям и вежливо просили уехать. Самое смешное, что если водитель уезжал, то ему, чаще всего, ничего за это не было. Но случалось так, что водитель начинал с нами диалог. Тогда инспектор ГАИ успевал дойти до него медленным гаишным шагом. Далее водила перемещался в патрульный автомобиль, а мы шли к следующей машине.
– Это вы что ли ГАИ вызвали? – удивленно спросил нас один из водителей.
За два следующих часа мы, по-моему, не наклеили ни одной наклейки. Просто некому было. Большинство водителей уезжали сами после короткого разговора, а на кого-то выписывали протоколы.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(14)
Надо сказать, что то место, на котором прошла большая часть рейда, было довольно проходным и проезжим. Многие водители притормаживали, когда видели нас и кричали: «Вы молодцы, ребята!», «СтопХам – круто! Я вас поддерживаю!», «Мы вас ждали!», «Когда выйдет видео?», «Клейте им!».
Люди на тротуаре тоже не оставались равнодушными. Некоторые жали руку и говорили, что давно пора. Другие спрашивали, будут ли рейды в других районах города? Какая-то мама сказала, что ее маленький сын хочет с нами сфотографироваться. Взрослые тоже фотографировались с нами и наклейками.
Многие интересовались, можно ли получить наклейку в подарок? Очень часто звучала известная фраза: «Дайте мне наклейку! Я ее одному хаму у себя во дворе наклею».
Как правило, СтопХам наклейки не дарит и вот почему. Наклейки печатаются централизованно, а потом рассылаются по всей стране. Если печатать их на месте, в каком-то одном регионе, то себестоимость получится очень высокой – больше 100 рублей за стикер, как я понял. А так – выходит большая экономия за счет объема, но число наклеек в каждом отдельном регионе ограничено. Потому что есть только, что прислали. Тут уж не до подарков.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(15)
Некоторые водители переставляли машины после встречи с активистами, а после подходили к нам и разговаривали. Прохожие, жители Алушты и туристы, тоже вступали с нами в разговор. В основном, это были дискуссии, которые начинались обычными фразами нарушителей: «Здесь же негде встать», «Я же никому не мешаю», «Я тоже против хамства, но…». Однако все это были именно, что разговоры. Никакой ругани, как с теми тетками на остановке больше не было. Мы вежливо объясняли водителям, где поблизости разрешена стоянка и какие помехи создают машины, которые стоят с нарушениями. Большинство водителей соглашалось с нами, кто-то возражал, но тоже вежливо.
Запомнился один мужчина, который сказал: «Стоять под знаком это не хамство».

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(16)
Больше всего я хотел услышать знаменитую фразу автохамов: «Шли бы вы лучше работать». «Мои впечатления от рейда будут не полными, если мне никто этого не скажет», – сказал я еще, когда мы шли с пляжа. Однако заветный посыл на работу так ни от кого и не последовал. Максимум, что я услышал из хитов, так это: «Вас же в Москве, вроде бы запретили». Как говорится: «И на том спасибо».

Повторюсь еще раз. За оставшиеся часа два рейда наклейки почти никому не клеились. Но все же хамы были. Уже под конец рейда один активист сообщил, что буквально за углом на улице Багликова водитель поставил свою машину, нарушив сразу несколько правил, и создал пробку. Мы немедленно поспешили туда и увидели, что хам действительно встал таким образом, что объехать его можно было только по встречной полосе движения. Причем, для этого было нужно пересечь сплошную линию разметки. Поскольку нарушителя в машине не было, звать туда инспекторов не имело смысла. Поэтому на его лобовое стекло была наклеена наклейка: «Мне плевать на всех – паркуюсь, где хочу».

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(17)
Рейд подходил к концу. Нам было уже пора идти на троллейбусную станцию. Но водители двух автомобилей, которые бросили свои машины под знаком на Хромых, 29, так и не пришли. Мы были вынуждены наклеить им наклейки и только после этого завершить рейд на Советской площади.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(18)
Надо заметить, что инспекторы поработали на совесть. Благодаря совместным действиям ГАИ и СтопХама нарушителям было выписано около двадцати штрафов. В конце рейда мы подошли к патрульной машине и от всей души поблагодарили сотрудников полиции за помощь.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(19)
Троллейбусная станция Алушты представляла собой площадку с круговым движением рядом с домом №4 по улице Горького. Когда мы только приехали в Алушту и шли от троллейбуса, то увидели следующею картину. Перед въездом на стоянку троллейбусов со стороны улицы был установлен знак 3.1 «Въезд запрещен» больше известный, как «кирпич». В дополнение к знаку на въезде стоял шлагбаум. Шлагбаум, в свою очередь был оборудован дедулей. Дед, судя по всему, был наделен правом пускать или не пускать.
Так вот, на наших глазах въехал BMW в момент, когда шлагбаум был поднят. Дед подошел к машине, чтобы, по-видимому, поинтересоваться, почему тот сюда заехал. Из БМВ вышли четверо. Водитель показал деду какое-то удостоверение и деда это устроило. Потому что он пошел обратно на свой пост.
Костя подошел к деду:
- Почему вы его пропустили?
- Он здесь работает.
- Ну и что, что он здесь работает?
Для непонимающих поясню. Знак 3.1 «Кирпич» в отличие от знака 3.2 «Движение запрещено» не делает исключение для проживающих и работающих в зоне его действия.
Мы тогда твердо решили, что когда завершим рейд в центре города, на обратном пути устроим тут after party.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(20)
Едва мы подошли к троллейбусной станции, как увидели, что к шлагбауму подъехал Volkswagen Passat. Водитель показал деду какие-то корочки и дедуля поднял шлагбаум. На водителя тотчас были направлены объективы четырех видеокамер, а два активиста подошли к машине. Один из них сразу достал наклейку, развернул её и показал на лобовое стекло.
- Я здесь работаю! – заявил водитель.
- Ну и что? Правила одни для всех.
Я не слышал разговора в деталях, но твердо знал: «Наш аргумент – железный. Действие знака «Въезд запрещен» не распространяется только на маршрутные транспортные средства». То есть, под «кирпич» можно только троллейбусам.
Под давлением нашей правоты водитель уехал. Это был последний нарушитель, с которым мы поработали в тот день в Алуште.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(21)
Как я и обещал в одном из первых абзацев, возвращаюсь к своим разговорам с Костей по пути из Симферополя в Алушту.
От него я узнал, чем закончилась история, когда человек из полиции заехал на тротуар, а потом позвал на помощь группу поддержки тоже из органов. Его и еще одного сотрудника тогда уволили.
История, когда СтопХаму разбили камеру в Симферополе, еще не закончилась. Следствие по делу продолжается.
Костя рассказывал, что есть проблема с нехваткой активистов, которые бы регулярно приходили на рейды. Оно и понятно. Любая общественная работа это в первую очередь тяжелый рутинный труд. СтопХам тут не исключение. Многие люди приходят на рейды в ожидании приключений: конфликтов, драк и прочего. Они разочаровываются. Потому что рейды СтопХама – это в первую очередь кропотливая работа с водителями, большинство из которых нормальные люди. То есть общение с ними проходит вежливо и неинтересно. Поэтому те, кто приходит на рейды за экстримом – надолго в СтопХаме не задерживаются.
Про взаимодействие с властью Костя рассказал следующее: «Недавно проводили рейд в Евпатории по приглашению местной администрации. Они обеспечили нам приезд и прием. Сам заместитель мэра на рейд с нами ходил и тоже снимал видео. Его в ролике мельком видно».

Вместе с командой СтопХам Крым мы доехали до Симферополя, где и попрощались. Дальше я поехал в аэропорт, так как мне нужно было лететь на следующий рейд.
Полет от Симферополя до Санкт-Петербурга занимает 3 часа 20 минут. В Питере мне предстояло участие в рейде против езды по тротуару. Местом сбора и местом рейда был назначен дом номер 14 по проспекту Науки, что возле станции метро Академическая.

На рейд в Питере пришли 8 человек. Как и в Крыму не менее половины из них были более, чем взрослые, то есть им было где-то тридцать и больше. Все работали. Причем по многу. Часть питерской команды, как раз, не смогла прийти на тот рейд из-за работы. Некоторые, в свое время, служили в армии. У многих дети. Словом, нормальные люди.
Кстати, в северной столице действуют две команды СтопХама. СтопХам Санкт-Петербург и СтопХам СПб. Они мало связаны между собой.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(22)
Мы собрались в половину шестого. Без пяти шесть главный, Илья, провел короткий инструктаж и обозначил задачу. Из того, что я запомнил, он говорил следующее.
«За машинами не бегаем», «С водителями разговариваем вежливо», «Наклейки клеем с пассажирской стороны», «На камеру не смеемся», «Не курим».
Наша задача на том рейде состояла в следующем. Дом номер 14 по проспекту Науки представлял собой здание девяти этажей, которое было вытянуто параллельно улице метров на двести. Вдоль здания – тротуар. Нарушители заезжали на него и съезжали с него со стороны торцов дома.
Мы разбились на две группы по четыре человека и распределили роли. В каждой группе был активист, который непосредственно разговаривал с водителем. Обычно, это его видно в роликах. В обязанности второго человека входило просто стоять или идти по тротуару. Именно он не давал машине ехать там, где ей ехать не нужно. Третий человек снимал все на видеокамеру, а четвертый защищал третьего. Потому что камера на рейде – это чуть ли не самое главное. Именно камера не позволяет, в случае чего, врать нарушителям о том, как было дело.
Группы заняли позиции у противоположных торцов дома. В роликах СтопХама, люди часто возмущаются в комментариях, почему активисты стоят в местах съезда с тротуара, а не в местах заезда на него. Мол, вынуждают водителей двигаться задним ходом на большом расстоянии. Хотя могли бы сразу не пускать их на тротуар.
Хочу сказать, что на том нашем рейде все было именно так, как хотят те самые комментаторы. Мы стояли в местах заезда нарушителей на тротуар и изначально не давали потенциальным хамам нарушить.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(23)
В шесть часов рейд начался. Нарушителей было мало. Только где-то раз в три-четыре минуты кто-то норовил заехать на тротуар. Интересной была их реакция на нас. Когда водители видели, что наперерез их машине уверенно шагают четыре человека, то большинство из них сразу-же улыбались. Некоторые при этом опускали стекло и говорили со смехом что-то вроде: «А… СтопХам. Понял – уезжаю». И действительно уезжали. Тем более, что мы были рады объяснить им, где здесь можно поставить машину на стоянку по правилам.
Очень немногие водители задавали вопрос, кто мы такие и почему не даем им проехать? Но даже они, после короткого вежливого разговора с активистом, сдавали назад и покидали тротуар.
А где же лютые хамы? Почему никто не скандалит и не лезет в драку? Похоже, что СтопХам в Санкт-Петербурге получил широкую известность. Да такую, что теперь активисты сгоняют водил с тротуара одним своим видом.
«Очень важно, как выглядит человек, который подходит к машине, – объяснил мне опытный активист. Важен его размер. Если размер большой – водители с ним, обычно не ругаются. Но если подходит маленький, то жди конфликта. С хилым активистом хамы становятся смелыми и начинают наглеть».
Прошел уже почти час рейда. Не было не то, что конфликта, даже мелкой перепалки ни разу не случилось. Во всяком случае, у нашей группы все было спокойно. Что было у другой группы, видно не было. Потому что они стояли в двухстах метрах с другой стороны тротуара.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(24)
«Ну что, – сказал я. Похоже, что хамы в Питере закончились». Сказал – как сглазил. Не прошло и минуты, как со стороны тротуара показался белый Hyundai.
Тротуар, на котором мы стояли, был довольно длинным. Метров двести, как я уже писал. Мы не давали водителями заехать на его, но некоторые нарушители просочились туда до нашего прихода и уезжали оттуда уже во время рейда. Мы также останавливали их. Активист подходил к ним, говорил, что это тротуар и, что ездить здесь не нужно. Почти все водители кивали в ответ головой и говорили что-то вроде: «Я больше не буду». Потом машина без проблем уезжала. Я думал, что так будет и в этот раз.
Белый Hyundai я заметил уже давно. Он стоял на тротуаре в сотне метров от нас. В аккурат, межу двумя группами.
Дело в том, что по мере того, как шло время, число машин на тротуаре неуклонно сокращалось. Потому что те хамы, которые стояли тут до нашего прихода, уезжали, а новым мы заехать на тротуар не давали. В результате через час после начала рейда, этот белый Hyundai остался почти что единственной машиной в зоне видимости на тротуаре. Я даже гадал, в какую сторону он потом поедет: к нам или к другой группе? Или так и останется стоять до конца рейда?

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(25)
Водителем этой машины оказалась девушка. Она доехала до нас и была вынуждена остановиться. На тротуаре стоял наш активист. Другой активист подошел к ней и жестом предложил опустить стекло. Однако, вместо того, чтобы это сделать, она потянулась к телефону и принялась куда-то звонить.
«Началось, – подумал я. Роликов СтопХама я просмотрел сотни. Поэтому сразу понял – так начинается конфликт.
Все, что хотел сказать ей активист, это то, что здесь тротуар и, что ездить здесь не нужно. Но она не давала ему такой возможности. Не опускала стекло. Через стекло не было слышно, о чем она говорит по телефону, но по выражению лица можно было догадаться, что говорит она, примерно, следующее: «Еду я себе спокойно, еду и вдруг какие-то непонятные люди окружают машину!»


Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(26)
После нескольких минут безуспешных попыток призвать девушку к диалогу активист достал наклейку и налепил ей на лобовое. Девушка сразу же вылезла из машины и стала вопить:
«Ты что наделал?! Ты закрыл мне обзор! Ты наклеил мне свою рекламу на миллион».
Я не мог поверить своим глазам. С одной стороны, я много раз видел такое на YouTube, но до конца все равно не верил, что такое поведение водителей возможно. Где-то в глубине души я думал, что все эти скандалисты – специально нанятые актеры. Ну, нельзя же себя так по-глупому вести на самом деле?!
В этот момент я понял, почему Илья предупреждал, что на рейде нельзя смеяться. Девушка продолжала кричать, что сейчас приедет полиция, что она подаст в суд и прочее. Меня сильно стал разбирать смех. Я с трудом сдерживал себя, чтобы не начать ржать во весь голос.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(27)
Разумеется, никакую полицию она ждать не стала и минут через пять уехала.
– Во дает! - сказал активист, который с ней разговаривал. Она же название ролику придумала – «Наклейка на миллион»!
Почему мы её так просто отпустили? – спросил я опытного активиста.
– Чтобы не развивать конфликт, – ответил он. – Можно было бы и дальше стоять на тротуаре перед ее машиной, но зачем? Дальше бы приехал кто-то с ее стороны. От нас бы подтянулась та группа. Потом бы приехала полиция. Если бы нам было нужно шоу – все это можно было бы легко устроить. Но наша цель – не скандалы. Мы хотим объяснить водителям, чтобы они больше так и делали и вели себя хорошо. То есть соблюдали правила.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(28)
Где-то через полчаса от другой группы пришла весть, что у них наехали на активиста. Одному человеку хам проехал по ноге. Второго прокатил на капоте до ближайшего двора. Подробностей не знаю. Нашей помощи они не запрашивали. Потом мы видели, как к ним приезжали скорая помощь и полиция.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(29)
За время рейда по тротуару прошли сотни прохожих. Шли мамы с колясками, бегали маленькие дети, не торопясь двигались бабули с дедулями.
«Гляди-гляди, это же СтопХам», – услышал я, как девушка говорила парню и показывала на нас.
«Смотри, СтопХам. Я впервые их вижу вживую», – говорил еще кто-то кому-то.
«Вы правильно делаете! – какой-то мужчина пожал руку нашему активисту. – Нечего здесь ездить.
И таких людей были десятки. Было ясно, что большинство людей поддерживает СтопХам.
«У меня для вас подарок», – к нам подошел парень и протянул пачку печенья. Это вам. Кушайте на здоровье!
Один маленький мальчик на самокате проезжал мимо. Увидел нас, сел на ограждение газона и стал смотреть на рейд. Так и смотрел почти до самого конца.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(30)
Несмотря на общий позитивный настрой общественности и немногочисленных скандалистов были отличия между людьми в Питере и людьми в Алуште.
В Питере не было таких разговоров по душам с прохожими, как в Крыму. В северной столице люди куда-то спешили. Обычно они кидали одну-две фразы одобрения в наш адрес и, не останавливаясь, шли дальше. В Алуште многие задерживались ради беседы с нами минут на пять.
В Санкт-Петербурге мы иногда слышали от водителей: «Не надо меня снимать». В Алуште я такого не заметил. Камера там никого не смущала.
В отличие от побережья Черного моря, в Питере были «умные». Например, к нам подошел парень и торжественным голосом человека срывающего покровы произнес:
«Но мы-то с вами понимаем, что все это ради просмотров и likes на YouTube»!
Другая тётя с авоськой таким же проницательным тоном выдала: «Меня больше всего интересует вопрос, сколько вам платят?». Эх, надо было ей тогда сказать, во сколько мне обошлось участие в двух рейдах.
Как и в Крыму, я всё ждал, когда же нам скажут заветную фразу – хит всех автохамов: «Шли бы вы работать». Я почти дождался. Мужчина на большом джипе согласился с нашими доводами и уехал с тротуара, но перед тем, как сдать назад произнес: «Лучше бы вы занялись чем-нибудь полезным». В принципе, пойдет. Я доволен.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(31)
Существует ряд фраз, которые каждый активист СтопХама слышит очень часто. Это:
Шли бы вы работать!
Лучше бы вы добивались строительства парковок.
Вас же запретили!
Сколько вам платят?
Найдите мне место парковки!
Покажите ваши документы!
Покажите мне знак «Тротуар»!
Вы не имеете права меня снимать.
Я сейчас позвоню…
Я сейчас вызову сюда…
Я всегда тут ставил машину.
Я вас поддерживаю, но…
Да я тебя за это…
Только попробуй, наклей.
Отдирай наклейку!
Я подам в суд!
Я здесь живу.
Это не тротуар.
То есть, сказав что-либо из вышеперечисленного хит-парада, вы не сообщите активистам СтопХама ничего нового. Они это уже слышали. Бывало, что и по тысяче раз.
Хочу обратить особое внимание на последние две фразы. Насколько я знаю, а я знаю законы и правила довольно хорошо, проживание где-либо не дает водителям никаких преимуществ. Кроме случаев установки знака 3.2 «Движение запрещено». Но тротуара он не касается.
Насчет утверждений, что здесь «не тротуар». Спорить на эту тему с активистами СтопХама бесполезно. Обычно перед рейдом делается письменный запрос в органы власти. На него получается ответ, также в письменном виде, о том, где тротуар, а где нет. С приложением подробной схемы. В итоге СтопХам уверен в своей правоте на все сто.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(32)
В какой-то момент я заметил, как два мужика носят мимо нас коробки с продуктами. Мы проследили за ними взглядом и увидели, что они приехали на грузовике. Они поставили его у края проезжей части и теперь носят продукты в магазин.
«Что они делают? – подумал я. Им же по правилам разрешено движение по тротуару. Почему они даже не попытались на него заехать?
Однако потом я вспомнил, что во время конфликта с девушкой на белом Hyundai, продавщицы из этого магазина стояли на улице и смотрели нас. Стало понятно, почему водитель и грузчик не стали ехать по тротуару к магазину. Нас боятся. Мало ли что?

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(33)
Рейд закончился ближе к девяти. В этот раз мы понесли потери. Одного активиста увезли на скорой помощи в больницу. Но мы сделали свое дело. Мы очистили тротуар от автохамов.
«Приятно же смотреть, как детишки по тротуару бегают, взрослые гуляют, – сказал один активист. Я был с ним полностью согласен и сфотографировал свободный от автомобилей тротуар.

После рейда опытный активист подвез меня на своем большом джипе до метро. «У самих-то машины нет», – вспомнил я еще одну фразу из хит-парада автохамов.
Миссия в Крыму и Санкт-Петербурге была выполнена. Я сходил на рейды СтопХама.

Рейды описаны так, как я их запомнил. В диалогах и хронологическом порядке возможны неточности.

Как я ходил на рейды проекта СтопХам

int(34) int(35) int(36) int(37) int(38) int(39) int(40) int(41) int(42) int(43) int(44)
Подписывайтесь на наш канал