int(0)
Здесь ворочают слитками и камнями в промышленных масштабах, обрабатывая в год до полутонны чистого золота. Руки местных работников в прямом смысле золотые: каждый день они покрываются тончайшей пылью драгоценных металлов и камней.

82 фото via

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(1)
Охранники встречают нас уже на подъезде к территории завода. «Прибыли журналисты», — передают по рации, отправляют машину на стоянку и проводят внутрь большого серого здания.

— Защита — как у военного бункера, — сходимся во мнении мы с фотографом.

02



«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(2)
Возле проходной мы снимаем все ювелирные украшения и оставляем вещи в специальных ящиках на замке.

— Даже директор компании снимает все ювелирные украшения перед тем, как зайти. Таковы правила, — встречает нас на проходной креативный директор завода Любовь Василевская. — У нас вообще с безопасностью все очень строго. К примеру, ни в цехах, ни в кабинетах не открываются окна. Обедаем мы тоже внутри здания, выходим только после окончания рабочего дня через рамку с металлоискателем.

03

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(3)

Новый завод Zorka открылся два года назад на окраине Минска — в промзоне «Шабаны». До этого почти семь лет ювелиры находились на площадях, арендованных у фабрики «Алеся». Здание примечательно тем, что его генеральным архитектором был проектировщик завода ювелирной компании Tiffany итальянец Джузеппе Даль Досо. Он же консультировал белорусских производителей по оборудованию и другим тонкостям ювелирного дела.

— Создание ювелирного украшения начинается с идеи. Сначала я, как креативный директор, собираю модные тенденции, мы работаем с продукт-менеджерами и креативим, потом даем задание дизайнерам, которые рисуют эскизы, — вместе с работником службы безопасности ведет нас Любовь Василевская.

04

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(4)
Девушки-дизайнеры работают в большой светлой комнате с видом на сосновый лес. Говорят, что делать все приходится быстро, так как на весь процесс от идеи до готового продукта уходит три месяца. Периодичность выпуска коллекций — раз в месяц.

05

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(5)
Целевая аудитория ювелирного завода — женщины, среди покупателей их как минимум 60—65%.

— Мужчины если и приходят, то только чтобы выбрать подарок своей даме, — улыбаются девушки и показывают эскизы одной из прошлых коллекций.

06

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(6)
— Сейчас в моде конструктивизм и минимализм, — объясняют дизайнеры. — Пару лет назад мы решились на эксперимент — запустили ультрамодную коллекцию Zorka Fashion, какие-то космические и конструктивные вещи. И рынок это принял. Все же белорусы оказались довольно модными людьми в ювелирной сфере.

07

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(7)
Разгулявшуюся фантазию дизайнеров контролируют прагматичные технологи. Они сразу говорят, что получится воплотить в жизнь, а что нужно переделать. После всех согласований и худсоветов окончательный эскиз отправляется на изготовление 3D-модели.

В год заводу требуется около 500 килограммов чистого золота

— Доступ сюда получают только избранные, — говорит начальник производства завода Кирилл Козлов, открывая двери конструкторского бюро.

08

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(8)
В комнате играет радио, на стенах висят фотографии девушек в украшениях от завода. За столами сидят сосредоточенные парни — это инженеры.

09

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(9)
Ребята создают 3D-модель, просчитывая все нюансы конструкции: диаметр и глубину посадочных отверстий под камни, толщину, высоту самого изделия. Дальше полимерную модель сутки печатают на специальном принтере. Она очень хрупкая, поэтому брать ее в руки не разрешают.

10

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(10)
— Макет нужно делать медленно, чтобы не было никаких пор, изъянов, — говорят конструкторы.

11

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(11)
По макету отливаются модели из воска, а дальше — из золота или серебра. Первые образцы дошлифовывают в соседней с конструкторами комнате самые опытные ювелиры завода.

12

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(12)
— Все нужно сделать идеально, так как это эталонный образец. С него мы будем делать все остальные, — говорит начальник производства. Два-три часа работы ювелира — и изделие готово. Если вопросов ни у технологов, ни у дизайнеров нет, его отдают в производство.

13

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(13)
14

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(14)
15

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(15)
16

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(16)
— Всего у нас четыре вида производства: аффинажное и обручальное, производство методом литья, штамповки и лазерной резки, — объясняет начальник производства.

Основным поставщиком золота для завода выступает Министерство финансов, также предприятие покупает металл у населения. Кубический цирконий Zorka приобретает у австрийской компании Swarowski, бриллианты — в Бельгии. Жемчуг поступает напрямую из Китая, полудрагоценные вставки — из Таиланда и Гонконга.

Все сырье сначала поступает на склад с усиленной охраной, откуда уже под роспись выдается работникам. Всего в год заводу требуется более 500 килограммов золота самой высокой, 999,9-й пробы. При этом при загрузке до плановой мощности завод сможет обработать такое количество золота в месяц.

— К сожалению, сегодня показать процесс литья мы вам не сможем. Но мы можем продемонстрировать, как делают заготовки для него, — предлагает главный технолог и ведет нас в специальный цех, где работники делают восковые формы: разогревают воск и заливают его в специальные пресс-формы. Охлаждают восковые формы на «холодильнике» — небольшой холодной металлической пластине.

17

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(17)
18

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(18)
19

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(19)
20

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(20)
180—300 восковых колец, сережек, застежек и других изделий собирают в «елочку». За день рабочий делает 15—20 таких «елочек».

21

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(21)
22

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(22)
— Если нужно вставить камни, то мы отливаем изделие прямо с ними, — объясняет Кирилл Козлов. — Для этого камни вставляются в воск, который потом выгорает, а пустоты заполняются расплавленным металлом. Закреплять камни в воск гораздо быстрее и эффективнее, чем в металл. Сравните: в воск за смену можно поставить около 2—2,5 тыс. камней, а закрепщик, который работает с металлом, сделает около 1000. Понятно, что есть камни, которые не выдерживают температуры отливки (она достигает 1000 градусов), поэтому их приходится ставить вручную.

23

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(23)
24

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(24)
25

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(25)
«Недавно мы делали на паре колец гравировку „Мой утенок“ и „Моя уточка“»
Мы заглядываем в литейный цех. Здесь стоят большие плавильные печи. Правда, снимать их нам не разрешили: коммерческая тайна (как и технология производства сплавов). Известно только, что ювелирное оборудование завода было изготовлено в Германии и Италии.

— Вот эта полоска — заготовка для проволоки, из которой будут делать цепи, — показывает Кирилл желтый брусок.

26

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(26)
— А вот это — золото, которое мы переплавляли из изделий со скупки, лома и других отходов, — показывает он блестящие капли. — Такая форма получилась из-за того, что золото выливали в воду и оно резко застывало. Дальше эти капли пойдут нашим химикам, которые извлекут чистый металл без примесей. И он снова пойдет в работу.

27

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(27)
28

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(28)
На столе у литейщиков стоят борная и лимонная кислота. Оказывается, с их помощью чистят золото: просто кипятят в кислоте. Говорят, что отчистить так украшения можно и до́ма — правда, те, что без камней.

29

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(29)
— Кроме литья, мы можем штамповать изделия, а также использовать лазерную резку, — показывают нам специальные аппараты.

30

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(30)
Цепи и браслеты из звеньев делают специальные станки, также при помощи автомата на них крепят застежки.

31

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(31)
32

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(32)
33

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(33)
34

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(34)
35

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(35)
Мастер делает лазерную гравировку изделий. На компьютере задаются параметры — и вот уже на кольце красуется, например, надпись «Вася и Люба, вместе на веки». Гравер говорит, что заказывают в основном имена и даты свадьбы или фразы «Люблю», «Вместе навсегда».

— Но иногда бывают и приколы. К примеру, недавно мы делали на паре колец гравировку «Моя уточка» и «Мой утеночек», — смеется он.

36

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(36)
Молодожены на заводе в особом почете — для производства обручальных колец выделили целый цех. Прямо свое свадебное мини-производство. Всего за прошлый год Zorka выпустила более 20 тыс. колец для брачующихся.

37

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(37)
— Мы делаем бесшовные обручальные кольца, — показывает Кирилл. — Сначала из сплава делается специальная полая труба, потом она вытягивается на станке, а дальше режется. Потом в зависимости от модели на кольцо могут наносить узоры, крепить камни, дополнять модель вставками из металла другого цвета.

38

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(38)
39

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(39)
40

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(40)
41

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(41)
48

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(42)
49

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(43)
42

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(44)
43

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(45)
44

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(46)
45

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(47)
46

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(48)
47

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(49)
50

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(50)
51

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(51)
52

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(52)
53

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(53)
54

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(54)
55

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(55)
56

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(56)
После того как изделия отлиты, их обрабатывают, шлифуют. Далее идет финишная полировка с мойкой в ультразвуковой ванне.

57

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(57)
58

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(58)
59

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(59)
60

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(60)
61

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(61)
62

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(62)
63

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(63)
Делают на заводе и серебряные украшения — более популярные у белорусов, чем золотые. Процедура их изготовления практически не отличается, но есть определенные технологии, которые не применяются при изготовлении изделий из золота, — это родирование и чернение.

— Недавно у вас на форуме обсуждали нашу подвеску с якобы «потемневшим» серебром. Так вот это и был дизайнерский ход с чернением серебра под старину, — рассказывает Любовь Василевская. — Поэтому специально для ваших читателей мы решили показать, как это делается. Смотрите, обычное, необработанное серебро, как правило, светлое, потом мы опускаем его в специальный раствор, сушим, неравномерно полируем — и получается изделие с эффектом чернения.

64

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(64)
65

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(65)
66

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(66)
67

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(67)
68

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(68)
69

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(69)
Что интересно, несмотря на наличие современного оборудования, бо́льшая часть ювелирных операций на заводе Zorka делаются вручную. Для этого здесь работает 100 ювелиров.

— Ребята в основном молодые, — говорит Кирилл. — Мы проводим обучение всех сотрудников. Что касается ювелиров, так у нас и вовсе договоренность с Министерством образования. Мы обучаем их и выдаем свидетельства гособразца.

Что касается зарплаты, то директор предприятия в прошлом году озвучивала цифры от $600 до $1,5 тыс. в месяц.

70

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(70)
71

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(71)
Каждую неделю работники обязаны сдавать одежду для стирки

— Вы обратили внимание на полы в цехах? Они со специальными решетками, чтобы на обуви не оставалось золотой пыли, — объясняет Любовь. — Уборщицы потом моют полы, отдают тряпки, их перерабатывают и извлекают золото.

72

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(72)
На заводе стараются избежать потерь драгоценных металлов. Одежду работников каждую неделю стирают в специальных машинах. Сжигают также мусор, который сметает уборщица, и половые тряпки, которыми моют цеха. Вода проходит через специальные фильтры, где осаждаются мелкие частички металла. В каждом цеху установлены специальные умывальники.

73

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(73)
— Золотая пыль оседает на всем: руках, волосах, коже, — добавляет Кирилл. — На одной майке рабочего за неделю может скопиться до 1 грамма золота. В воздухе тоже есть золотая пыль — мы фактически дышим золотом. Поэтому у нас специальная система вентиляции.

74

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(74)
Извлечением золота из отходов занимается отдельная лаборатория. Здесь стоят специальные печи и установки, химические растворы.

75

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(75)
— А вот и чистое золото, — показывают лаборанты забитый золотым песком фильтр. — Не блестит абсолютно, похоже на песок. Но это золото.

Всего за год здесь, в лаборатории, получают 1000 килограммов благородного металла.

76

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(76)
На всех этапах изделия контролируются специалистами отдела качества. На украшение наносится оттиск предприятия, далее оно попадает в инспекцию пробирного надзора, где проставляется клеймо, подтверждающее пробу изделия.

77

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(77)
78

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(78)
И уже после этого изделия пломбируются, на них крепится этикетка, и в таком виде они поступают на склад, а затем в магазины.

79

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(79)
Последний пункт нашей экскурсии — шоу-рум. Это выставочная комната для клиентов, здесь проходят презентации продукции.

80

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(80)
81

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(81)
82
всЁ!

«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(82) int(83) int(84) int(85) int(86)
«Золото въедается в кожу, оседает на волосах, одежде, мы буквально им дышим». Репортаж с ювелирного завода

int(87)
Подписывайтесь на наш канал